Роды в Ирландии. Часть 2

8

Мы продолжаем печатать рассказ замечательной молодой мамы из Дублина. Первую его часть вы можете прочитать здесь.

progulka

Во время беременности я часто гуляла в местном парке. По сравнению с парками в России он совсем не большой, но приятный, с прудиком, мостиками и многочисленными утками и чайками. Свежий воздух и ходьба очень мне помогали. Местные старушки в парке, да и просто прохожие, которые частенько встречали меня, останавливали и спрашивали, скоро ли мои роды, желали удачи.

Когда у меня отошла слизистая пробка, я очень перепугалась, так как увидела сгустки крови. Про предвестники родов читала в разных источниках, и на курсах про них рассказывали, поэтому заставила себя не паниковать, успокоилась и стала ждать.

Прошло 2 или 3 дня, появились розоватые выделения, иногда бурые. Я заволновалась. Мы с мужем решили на всякий случай отправиться в роддом, прихватив с собой «вещественные доказательства». В роддоме акушерка заверила меня, что такое бывает после отхождения пробки, и это не страшно. На вопрос, когда же теперь ждать начала схваток, она ответила, что этого не знает никто, только мое тело, надо запастись терпением. “Будет еще что-то беспокоить, приезжайте или звоните”, – сказала она напоследок.

В выбранном нами роддоме, если возникают какие-то проблемы после 24 недели, нужно отправляться уже не в комнату скорой помощи, а подняться наверх в приемное отделение (Admissions Department). Кстати, если в выходной день или просто ночью вдруг что-то вызовет беспокойство, можно позвонить именно в отделение, и акушерка ответит на все вопросы, подскажет, что делать, успокоит или попросит приехать к ним.

Прошло пять дней, а схватки не начинались. Я наматывала круги по парку, разговаривала с дочкой и просила ее поскорее родиться. Животик у меня был большой, казалось, она много весит. “Я не хочу, чтобы мне делали кесарево, я хочу родить сама, вовремя, без всяких вмешательств”, – крутились мысли у меня в голове.

Статистику я не смотрела, но сложилось такое впечатление, что здесь многие женщины рожают именно по плановому кесареву сечению. Может, я ошибаюсь, но хорошо помню рассказы лектора с курсов и довольное сияющее лицо беременной ирландки, когда я приехала в роддом со схватками. Секретарь ее спросила: “У Вас сегодня на 9.00 назначено плановое кесарево?”.

Еще здесь многие перенашивают, и тогда роды вызывают и производят всякие манипуляции. Об этом говорили на курсах, и сама доктор на приеме. Я же звала схватки и с радостью их ждала. Не боялась, что будет больно, понимала это и принимала.

v-parke

После работы муж встретил меня в парке. “У меня сегодня опять были боли внизу живота, как и вчера. Только сегодня отчетливей”, – уже прошла неделя после отхождения слизистой пробки. “И во сколько?” – спросил он. “В семь утра. А сейчас уже более частые и не проходят”, – с волнением ответила я. Мы вернулись домой, поужинали. Я решила погладить белье, а муж стал собирать кроватку.

С 19:30 боли стали интенсивнее. “Все, началось! Началось!” – с радостью и волнением восклицал муж. А я все говорила, что не может быть, наверно, ошибаюсь, возможно, что-то перепутала или преувеличила. На тот момент у меня был срок – 39 недель и 3 дня, помню как сейчас. “Может, это просто ложные схватки?” “Нет, это они! Скоро мы увидим нашу крошку!” – сказал муж.

Мы улеглись, а боли становились все сильнее. “Надо поспать, мне понадобятся все мои силы”, – уговаривала я себе. Проворочавшись в кровати какое-то время, не выдержала и встала. Попробовала принимать разные позы, тогда еще помнила про дыхание, гладила животик и разговаривала с дочкой.

Вскочил муж и продолжил записывать время схваток, он начал это делать еще с вечера. Ближе к пяти утра промежутки стали одинаковыми. Мы решили позвонить в роддом и узнать, что делать, ехать или нет. Муж настаивал на том, что пора, а я говорила, что еще рано, надо подождать. По телефону акушерка спросила у меня про мой срок, схватки и что-то еще, а потом сказала: “Приезжайте”.

Выехали мы ранним утром. Погода была чудесная, лето только начиналось, было свежо и солнечно. Акушерка в приемном отделении, которая осматривала меня и проверяла раскрытие, показалась какой-то грубой, лишенной соучастия что ли, непробиваемой. Вообще-то здесь медицинский персонал в основном любезный и внимательный.

Акушерка сказала, что раскрытие пока 2,5 см, а в родовую палату (labour ward) можно попасть только с раскрытием в 3 см. Я спросила, можем ли мы поехать домой.

На курсах предупреждали, что с маленьким раскрытием отправляют домой и просят приехать позже, так как первые роды не быстрые.

“Вы лучше погуляйте около роддома, походите по лестнице. Возвращайтесь через полчаса-час. Как раз будет 3 см”, – посоветовала акушерка.

Но сначала нужно было сделать мониторинг. Пришлось лежать в схватках на спине и терпеть. Было тяжело и больно. Мы сами с мужем напомнили акушерке про GBS, так как они, видимо, про это забыли. “Нам придется поставить капельницу с антибиотиками. Это никак не скажется на малыше, и вы сможете кормить грудью сразу после родов”, – заверила меня акушерка.

Антибиотики вводили каждые четыре часа, пока длились схватки. Радовало, что я могла стоять или хоть как-то ограниченно двигаться, пока была капельница.

“Что Вы думаете насчет обезболивания? Мы сейчас можем предложить петидин (pethidine). Схватки еще будут долго, нужны силы на сами роды”, – предложила мне акушерка. “Нет, я не хочу никаких лекарств”, – отказалась я. Девушка прицепила мне на запястье бумажный браслетик с моим именем и отправила в предродовую палату.

Это была комната на 6 человек. Мне предоставили полную свободу действий. Можно было выходить на улицу, но находиться на территории роддома (парка там не было, просто здания и парковка с тремя деревьями) и возвращаться в палату каждые 4 часа для введения антибиотиков. Никаких клизм, бритья лобка и еще каких-либо процедур.

Чтобы узнать, сколько сантиметров раскрытие, надо было просить, чтобы посмотрели. Сами акушерки не навязывались с этим вопросом. Через какие-то определенные промежутки времени делали мониторинг ребенка в положении лежа. Единственное, чего я смогла добиться уже под конец, делать мониторинг стоя – мне так было легче.

Уже давно прошли те полчаса. Мы с мужем исходили кругами все здания роддома, позвонили моей маме, не один раз поднялись по лестнице. Схватки становились все больнее, интенсивнее и чаще. Акушерка, которая проверяла раскрытие во второй раз, оказалась девушкой с Востока. Она единственная согласилась посмотреть меня в положении лежа на боку (схватки были ужасными, и я просто не могла даже секунду пролежать на спине). “Два с половиной сантиметра”, – с сочувствием сказала она. “Как? Но уже прошло столько времени! Не может быть. У меня частые схватки. Сильные!” – я была в отчаянии.

Муж тоже ничего не понимал, и его беспокойство было очевидным. Еще через пару часов в коридоре к нам подошла акушерка, которая утром предлагала мне петидин: “Вы истощены. Может, мы дадим Вам обезболивающее?” Она говорила что-то еще, но я только мотала головой и твердила, что со мной все в порядке, не хочу никаких лекарств.

Какими бы больными ни были схватки, я их приветствовала и ждала. Ведь именно они приведут меня к долгожданной встрече с моей дочерью. Я готова была терпеть и ждать, но ожидание с каждой минутой становилось все тяжелее и тяжелее. Участились выделения. Только потом я поняла, что это подтекали воды. “Господи, почему всё так медленно? Я устала. Я больше не могу. Я хочу родить. У меня больше нет сил”, – причитала я.

Было восемь вечера, когда снова попросила, чтобы меня проверили на раскрытие. Уже пришла следующая смена. Снова положили на спину. Пришлось терпеть. Три сантиметра! Прошли целые сутки, у меня только три сантиметра, а нужно дождаться десяти!

Терпеть боль было невыносимо! Хотелось скорее оказаться в родильном зале. Я была измотана. По палатам начал ходить охранник и говорить, что время посещений закончилось. Это означало, что я останусь на ночь одна, а муж поедет домой. “Вы сможете остаться здесь только до 9 вечера, – сказала ему акушерка. – Ваша жена истощена, а ей нужны силы на потугах. Давайте мы дадим петидин”. “Вы хоть немного поспите, отдохнете. А мужа мы вызовем сразу, как все начнется”, – обратилась она ко мне. Муж начал уговаривать, но я все еще сопротивлялась и стояла на своем.

Мне вдруг стало не по себе, что я останусь совсем одна. Ведь муж был со мной весь этот тяжелый и важный день, а теперь ему надо ехать, а мне оставаться. У меня бешено забилось сердце. Уговоры мужа и акушерки, моя усталость и боль подействовали. Я согласилась на петидин. Акушерка сказала, что это правильное решение. Но прежде чем дать мне лекарство, врачи должны были проверить, как там чувствует себя моя дочка. И снова нацепили широкие ленты-резинки на мой живот. Во время мониторинга я стояла. Схватки были настолько сильными и частыми, что я уже не понимала, что происходит. Меня всю трясло, била сильная дрожь, во всем теле слабость; казалось, что могу рухнуть в любой момент.

Акушерка посмотрела на бумажку, которую выдавал аппарат, и сказала, что ей надо переговорить с дежурным доктором. Тут я пришла в себя. “Зачем ей нужен доктор? Что не так?” – спросила я мужа. Он выглядел обеспокоенным, и мне это не нравилось.

Пришла доктор, поздоровалась с нами, представилась, посмотрела на бумажку с мониторингом. “Смотри. У нее частые схватки, хорошие”, – сказала она акушерке. “Я проверю Ваше раскрытие. У ребенка частое сердцебиение. Ей уже не очень нравится находиться там”, – ответила доктор на наш с мужем вопрос о том, что происходит. “О! Раскрытие хорошее. Четыре с половиной… Нет! Пять сантиметров!”

Для меня это была самая лучшая новость на свете. Я сразу почувствовала прилив сил. “Думаю, что мы Вас отведем в родильный зал. Схватки хорошие. Но ребенок недоволен. Нам придется вскрыть пузырь, чтобы усилить схватки. Больше нет времени ждать. Не волнуйтесь. Все будет хорошо. Скоро Вы увидите свою малышку”, – объяснила доктор. Петидин мне так и не дали. Как я и хотела.

konec

Мы вошли в просторную родовую палату. В центре стояла кровать для родов. И мне стало страшно. Пугала неизвестность. Как это все будет. Смогу ли я родить сама? Я отвлеклась на цвет стен. Нежно-салатовый. Мой любимый. У нас так покрашена одна из комнат в доме. Стало как-то легче. Да, это моя палата.

Нас встретила молодая акушерка, очень внимательная и улыбчивая. Она мне понравилась. Девушка попросила меня приготовиться к родам и переодеться, а сама вышла. Мы остались с мужем вдвоем.

Когда акушерка вернулась, я рассказала ей про свой план родов. Она начала его читать, но на мой вопрос, будет ли именно она принимать у меня роды, ответила, что не знает, возможно, у нее будет другая роженица. Расстройство и огорчение явно читались на моем лице. “Все будет хорошо. Не расстраивайтесь. Может, это буду и я. Пока неизвестно”, – успокаивала она.

В плане я писала, что хотела бы тужиться, стоя на четвереньках или опираясь локтями на спинку кровати, стоя на коленях или используя стульчик для родов. Девушка с этим согласилась, но нужно было сделать очередной мониторинг и вскрыть плодный пузырь, поэтому мне опять пришлось ложиться на кровать. И тут зашла та самая акушерка, которая первой проверяла меня ранним утром и утверждала, что через полчаса будет три сантиметра. “Нет, только не она!” – подумала я. Женщина меня узнала: “Семь сантиметров. Очень хорошо, – деловым тоном сообщила она. – Схватки хорошие. Скоро будет десять”.

Сильнейшая боль пронзила мое тело, когда акушерка вскрыла пузырь. Самое неприятное из всех ощущений! Даже схватки казались не такими больными. Когда она закончила, я с завыванием пожаловалась, что мне очень сильно хочется в туалет, что я больше не могу терпеть и добавила, что хочу тужиться. Она снова начала меня проверять и сказала, что уже десять сантиметров, можно тужиться.

Так начались потуги. Мне показалось, длились они бесконечно…

Эпидуральная анестезия очень приветствуется роженицами в Ирландии, но от нее я отказалась в самом начале и потом ни капли не пожалела об этом. Единственное, чем я воспользовалась из предложенного набора средств по обезболиванию, – это веселящий газ (entonox). Его я использовала на потугах.

Мои роды принимала только акушерка. Еще присутствовал студент-практикант. Я не была против. Им же тоже надо набираться опыта. Еще был мой муж. Никаких главных врачей, помощников, ассистентов. Конечно, в случае каких-то осложнений, они вызывают главного дежурного врача.

Потужной период был долгим. Полтора часа, может, немного дольше. Тужилась я на кровати полулежа, откинувшись на подушки, с согнутыми в коленях ногами. Хотя просила и хотела тужиться, стоя на коленях или на корточках, или используя стульчик для родов (его предоставляют в данном роддоме, и на курсах рекламировали и советовали попробовать). Но акушерка отказала мне в выборе позы и сказала, что лучше будет так. Это меня очень сильно расстроило. Ведь я читала, да и на курсах твердили, что лучше предоставить своему телу свободу выбора и прислушиваться к нему, и что они наоборот рекомендуют более естественные позы на потугах, чем лежа на кровати.

Мои силы таяли, я все спрашивала акушерку: “Еще нет? Еще долго?”. А у мужа спрашивала, который шел час. Схватки стали слабыми, процесс начал замедляться. Акушерка сказала, что необходимо поставить капельницу с окситоцином, чтобы схватки стали сильнее и быстрее.

Боль была просто невообразимая, никакой газ не помогал. Головка малышки то показывалась, то снова уходила обратно. Они меня все подбадривали, можно сказать, тужились вместе со мной.

Потом акушерка сказала, что так дело не пойдет, и нужно делать эпизиотомию. Я отказалась наотрез. Муж начал меня уговаривать. Я изо всех сил мотала головой и говорила, что справлюсь сама, что я могу, и у меня все получится. Акушерка дала мне еще шанс.

Не знаю, как я собралась с силами, но в итоге родила сама, без всяких разрезов в 1:28 ночи. Дочка родилась розовенькая, как будто вся распаренная после бани. Глазки у нее были припухшие, но открытые. Меня это удивило, так как читала и слышала, что многие дети рождаются синенькими и с закрытыми глазами. По Апгару у нее была десятка. Пуповину перерезал мой муж. Я помню, как акушерка протянула ему ножницы и предложила это сделать самому. Он не отказался.

Акушерка обтерла нашу крошку и уложила мне на живот. Мы с мужем начали приветствовать ее в этом мире. Я целовала и гладила свою дочь трясущимися руками. Она не плакала, смотрела на нас и будто бы принюхивалась – искала грудь. А потом дочка пронзительно закричала. Так закончилось наше путешествие длинною в девять долгих месяцев ожидания, и начиналось новое, такое же неизвестное и неизведанное. Так я родила своего первого ребенка в Дублине.

8 КОММЕНТАРИИ

  1. Добрый день!
    Я ищу любую полезную информацию о беременности и родах В Ирландии.
    В ближайшее время планируем переезд, но прежде надо подготовиться, чтобы избежать неприятных сюрпризов.
    Если кто подскажет ссылки на форумы, статьи и т.д. (на русском или англ.яз.) буду очень признательна.
    Ситуация у нас непростая, очень много вопросов по этому поводу.

    Зарвнее спасибо

    • Добрый день, Марина!

      Это Лиля, автор статьи, под которой вы оставили свой комментарий. Живу в Дублине. Могу порекомендовать Вам следующие источники для инфо:
      Это официальный сайт, где много полезной инфо – http://www.citizensinformation.ie/en/
      http://www.virtualireland.ru – здесь есть форум, можно задать вопрос или просто найти инфо на интересующую тему
      Наши Детки – Ирландия – это замечательная группа местных русскоговорящих мамочек в фейсбуке. Там тоже можно написать свой вопрос, спросить совета

      Ну вот, это самые хорошие источники. Рекомендую начать с них.
      Если есть вопросы, обращайтесь, отвечу.

      Лиля

  2. Здравствуйте, Лиля! Большое вам спасибо за статью. Я тоже собираюсь рожать именно в Coombe:) Слышала несколько очень хороших отзывов о них. Я на раннем сроке и только год в Дублине и была в шоке, насколько здесь все по-другому. Теперь мне не так страшно! Если будет время встретиться, я бы с удовольствием. Я живу около Grand Canal, но могу подъехать поближе к вам. Наташа.

  3. Здорово! поздравляю с дочей!) У меня роды в октябре и тоже планирую рожать в Дублине. Очень боюсь что назначат КС так как у меня двойня. Первого родила сама без всяких лекарств за 3 потуги, и даже без помощи акушеров, они стояли обсуждали отпуск)

    • Ответ Ларисы Свиридовой:
      “Здравствуйте, Мария! На самом деле Лиля уже родила второго малыша, сыночка, 22 марта этого года. Роды прошли очень быстро и благополучно! Я передам ей Ваши поздравления, и если она найдет минуточку времени, то напишет Вам ответ!”

    • Здравствуйте, Мария! Это Лиля, автор статьи) спасибо за поздравления! А Вы в каком роддоме будете рожать? Я рожала в Coombe. Относительно кесарево, то насколько я поняла они здесь продвигают идею естественных родов. КС делают, но по медицинским показаниям или по настоятельной просьбе роженицы. В любом случае ближе к сроку они Вам все расскажут и объяснят, главное разговаривать с врачом на приёме, задавать вопросы, интересоваться, высказывать свои страхи и опасения. Просто так, без Вашего согласия, никто кесарево думаю делать не будет. Наверно, Вы и сами уже знаете что и к чему здесь) Тем более у Вас есть замечательный опыт первых родов; что Вы родили сама. Не знаю где Вы рожали первого ребёночка, в Дублине или нет? Если есть желание, давайте знакомится и общаться))

  4. Сама рожала в Дублине. Прочитав статью как будто все сама заново пережила. У меня только положительные воспоминания. Спасибо за статью!

НАПИШИТЕ КОММЕНТАРИЙ