Почему мне так трудно быть мамой?

26

трудно быть мамойСегодня я хочу поднять тему чисто психологическую, а потому предлагаю читать эту статью лишь тем, кто не имеет жёсткого неприятия психологии как таковой. Речь пойдёт об эмоциональных сложностях взрослых людей, у которых рождаются младенцы. Я неоднократно говорила и писала о том, что первые месяцы жизни с младенцем вызывают у некоторых родителей очень большие проблемы, и случается это потому, что матери или отцу приходится вступать в очень длительный телесный контакт с новорождённым. Теперь мне хотелось бы попробовать объяснить, как именно это происходит с точки зрения моих знаний и опыта.

Наша личность — совокупность разных составляющих: у нас есть тело, есть интеллект, верующие люди говорят про душу. Но в современном мире очень часто многие живут только интеллектом, только головой. Особенно это касается образованных людей, которые излишне опираются на свои знания и безудержно в них верят: что бы с ними ни случилось, они всё объясняют с рациональной точки зрения.

А вместе с тем человеку стоит больше доверять своему телу, которое во многих ситуациях оказывается умнее: в нем бывает больше знаний, чем в голове. А ещё в теле хранится больше воспоминаний. Потому что мозг не может удерживать в памяти все одновременно: так он устроен. Слишком много информации приходится усваивать ежедневно. А если человека накрывает горе или какая-нибудь серьезная неприятность, то сколько же энергии приходится тратить мозгу на то, чтобы перерабатывать эти переживания, а вместе с тем продолжать обычную мыслительную деятельность и решать ежедневные насущные задачи! И вот на помощь приходят защитные механизмы — именно они позволяют быстро “забыть” неприятности, именно они “хоронят” труднопереносимые эмоции и воспоминания о них в нашем бессознательном. Говоря простыми словами, мы забываем, причём забываем крепко — о том плохом, что было с нами в прошлом.

А почему плохо не помнить, забывать? Дело в том, что если психологическая травма не “переварена” психикой, а просто забыта, то это начинает работать внутри нас, а мы даже не понимаем, что происходит. Ведь когда мы помним, то можем возвращаться к этому, держать контакт, задаваться вопросом, переосмысливать произошедшее, делать выводы. Но если забыть — контакт потерян. И самое неприятное состоит в том, что это воспоминание, а точнее тяжёлые эмоции, связанные с тем событием, возвращаются в тот момент, когда они меньше всего нужны, когда совсем нет времени работать с ними.

Один из таких очень неудобных моментов в жизни женщины — появление на свет младенца. Ведь это время, когда все силы матери и всё её время должны быть отданы ребенку, который так нуждается в ней! Понятно, что в это время и женщина, и новорождённый гораздо больше, чем обычно, нуждаются в таких ощущениях, как радость, удовольствие, безопасность. И бывает очень тяжело, когда мама сталкивается с отчаянием, раздражением, страхом. А случается это потому, что, постоянно держа младенца на руках, часто недосыпая, забывая поесть, женщина даёт своему телу вспомнить прошлое. И если это прошлое травматично, то и чувства, которые испытывает женщина, бывают так далеки от прекрасных! В такой ситуации очень трудно быть мамой. Из-за сильнейших впечатлений от родов и чрезмерной послеродовой усталости происходит срыв всех психологических защит. Тело играет роль как бы входных ворот — это мостик к травматическим переживаниям. Вид младенца, его запах, крик, потребность ношения на руках — всё это яркие ощущения собственного детства.

Эти ощущения возвращаются, когда женщина сама становится матерью. «Я как будто себя на ручках ношу», — рассказывают мне многие женщины (особенно при рождении девочки). При таком близком соприкосновении с маленьким ребенком — невербальным, очень телесным — взрослый человек на бессознательном уровне (не интеллектуальный — это язык тела) проваливается в свою травму, если таковая была в младенчестве.

Почему мне так трудно быть мамой? Случай из практики.

Ольга обратилась ко мне в тяжелом психологическом состоянии: постоянные истерики, слёзы, состояние крайней беспомощности и отчаяния. Почти два года назад она родила дочку. Беременность и роды протекли хорошо, без каких-либо проблем, патологий. Но, родив, никакой радости Ольга не испытала, напротив — материнство её угнетало. Ей было скучно! Через 4 месяца она наняла няню и занялась наукой. Кормила девочку грудью до года (няня приходила на дом), но практически не занималась её развитием.

А потом, ребенку было уже 11 месяцев и они пришли на приём к детскому невропатологу, маме сказали: «Вы что творите, мамаша? У вас ребенок больной — отставание в развитии». И Ольга погрузилась в очень сильный эмоциональный кризис. С тех пор женщину не покидают чувства колоссальной вины, безысходности и отчаяния. И её не утешает даже то, что ситуация с девочкой выправилась — она развивается вполне хорошо и догоняет своих сверстников. Мысль о том, что её дочь отсталая, причём по вине самой матери, стала навязчивой идеей!

Рассказывая о себе, Ольга призналась, что она никогда не хотела быть мамой. Будучи подростком, она приходила в ужас при виде женщин, которые в лыжных костюмах ходили вокруг дома с колясками: “Это невыносимый ужас для меня! Я не хочу такой ограниченной жизни! Я не хочу так выглядеть! Нет ничего более уродливого, чем лыжный костюм на молодой женщине!” И потом, уже в институте, при виде беременной она пересаживалась подальше от неё, потому что ей было неприятно соприкасаться с этим: ” Меня как ветром уносило на противоположный край аудитории! Мне физически было неприятно сидеть рядом с пузатыми однокурсницами!”.

Ольга поставила себе цель — стать ученым. Она активно строила карьеру, стала философом. Вот это достойная цель в жизни! Кроме того, Ольга тщательно следила за собой, очень стильно и красиво одевалась, чем в каком-то смысле произвела революцию среди женщин-философов. Нужно отметить, что в этой среде крайне мало представительниц женского пола: философы в основном — мужчины, а те редкие женщины, которые выбрали эту профессию, обычно не придают значения своему внешнему виду.

Но вот она встретила мужчину, которого полюбила, а он полюбил её! Они поженились, прошло какое-то время, и встал вопрос о рождении ребёнка. Любовь к мужу и рациональность взяли верх над неприятием этой части женской жизни, и наша героиня забеременела… Продолжение этой истории вы уже слышали.

Здесь я предлагаю вновь вернуться к теории психотерапии. Когда я сталкиваюсь с такими сильными отрицательными эмоциями (реакция Ольги на слова детского невропатолога), причина которых, в общем-то, отсутствует (ну нет у этой малышки ни ДЦП, ни умственной отсталости, ни любого другого инвалидизирующего заболевания, в случае которого я бы могла внутренне согласиться с наличием у этой женщины столь глубоких отрицательных эмоций), передо мной встаёт вопрос: “Кто и когда в жизни этого человека чувствовал подобные эмоции и по какому поводу?”

Психотерапия в том и заключается — вспомнить травмирующее событие и переписать воспоминание о нем. Есть научные исследования головного мозга и памяти, которые говорят о том, что мы помним не событие, а последнее воспоминание о нем. С нами произошло что-то, мы на следующий день вспомнили, а через месяц вспомнили еще раз. Так вот, когда мы через месяц вспомнили, — мы вспоминаем не событие, а воспоминание следующего дня после случившегося. А когда мы будем вспоминать это в следующий раз, то вспомнится уже сегодняшнее воспоминание. Так устроена память. И на этом основывается и работает психотерапия.

Потому что когда удается проникнуть сквозь все защиты, то есть эмоционально вспомнить травматическое событие, а там — смерть одного из родителей, насилие, развод родителей — изменить эту ситуацию, конечно, невозможно!

Но психотерапевт может помочь пациенту (и в этом, собственно, и состоит его задача) поменять воспоминание о ней. Тогда ребенок был слишком мал, тогда была только чернота, только разрушение, только жестокость, вина, страх. А сейчас, из сегодняшнего возраста, из опыта, собранного за всю жизнь, из сегодняшней силы можно по-другому взглянуть на прошлое. Можно поменять отношение к той далёкой ситуации, увидеть хорошие стороны, привнести в неё конструктивные идеи. Это и значит — переписать. И, когда уже взрослому человеку удается переосмыслить ту ситуацию по-новому, травма теряет свою разрушительную энергию, и происходит выздоровление.
Но самое сложное — пробраться к этой травме, потому что она очень сильно закрыта защитами для того, чтобы не разрушать человека. И тело дает доступ.

Наша героиня, как бы она этого не хотела, забеременела, её тело в течение девяти месяцев вынашивало ребёнка, рожало, а потом вскармливало грудью. И к ней вернулись не воспоминания, а эмоции её маленькой или, скорее всего, её матери. Вот, что удалось мне выяснить в ходе работы.

Родители Ольги были очень молодыми людьми, когда встретились, влюбились друг в друга и очень скоро дали жизнь своей дочери. Молодой папаша был к этому совершенно не готов и начал «погуливать». За измены мать моей пациентки выгнала отца и осталась одна. Делиться со своей матерью ей было страшно: у той был разговор очень короткий: «Приличные женщины в одиночестве не остаются, всё должно быть по правилам». Она очень боялась этого осуждения и лишний раз к маминой помощи не прибегала. Жили они с малышкой на пятом этаже без лифта, в маленькой квартире, на мизерную сумму денег. Злость и обида на мужа, стыд перед матерью, ощущение, что теперь вся жизнь пошла под откос — вот основные чувства и переживания матери нашей героини. Это состояние передавалось девочке, которая была очень беспокойным младенцем, мало спала и всё время плакала. Хотя вполне возможно, что это было субъективным ощущением матери.

И сейчас, когда наша героиня стала мамой и столкнулась с некой проблемой, вместо поддержки она слышит от своей матери: «Вот теперь ты понимаешь, что такое — быть матерью! Теперь ты вспомнишь обо мне!» Здесь работает всё тот же механизм, о котором я сказала вначале: Ольга родилась не в самой лучшей ситуации, — измены, серьезный конфликт, разрыв — и мамино состояние вернулось к ней после рождения ребенка. Хотя и раньше, если вы помните, мысль о том, что в материнстве нет ничего хорошего, сопровождало ее всю жизнь, как будто напоминая ей подспудно: «Там тебе будет плохо». Это сказывалось и в том, что она не верила в искреннюю любовь женщин, которые рожают. Таким образом ее собственная тревога и страх обесценивало материнство как таковое.

Сейчас у Ольги работает уже третья няня, и с ее приходом в развитии девочки сразу появился прогресс. И, если затрагивать здесь тему нянь, очень актуальную в наше время, то я считаю, что в ситуации этой женщины иметь няню — очень большое благо. Ведь с такой травмой, как у нее, требуется довольно длительная психотерапия. А тем временем ребенок растет и нуждается в совершенно другой фигуре. К тому же, этой женщине нужна помощь и поддержка. Она с трудом переживает те несколько дней подряд, когда у няни выходной.

Вот так младенцы возвращают нас к каким-то сложностям. Равно как и дети других возрастов. Бывает, мы негодуем: «Терпеть не могу подростков!», или: «Вот с 3-х до 5-ти — вообще отличный возраст, а потом…» и т.д. Это говорит о том, что человеку в этом возрасте было плохо, и он избегает общения с детьми такого возраста.

У меня есть и другие болезненные примеры, когда родители, находясь с младенцами, «возвращаются» к своим истокам. Ко мне на терапию ходила супружеская пара — 7 лет они ждали ребенка. И наконец-то женщина забеременела, родила, и счастью не было предела. Через 3 месяца от нее ушел муж. И, когда мы начали с ней разговаривать и разбираться, оказалось, что, когда ее мужу было 3 месяца, его бросил отец.

Другой пример, который я привожу в курсе по воспитанию. Речь идет о мужчине, обратившемся ко мне в ситуации развода. На нашей единственной встрече он рассказал мне, что не выдержал в своей жене того, что она плохая мать для его сыновей. «А что такое “плохая мать”?», — спросила я его. На что он ответил мне: «Она не дает им должной защиты, она слабая. Она трепещет как осиновый лист. Она постоянно тревожится и не обеспечивает моим детям безопасность».

И, когда я его спросила: «А как вы относитесь к смерти?», у него изменилось выражение лица, и он сказал: «Да я еле живу. Я еле выдерживаю эту тему. У меня есть некие ритуалы, которыми я защищаюсь от этой мысли». Это доказывает, что рядом с сыновьями он оказывается в какой-то очень уязвимой и незащищенной ситуации и от жены не чувствует должной защиты. И, скорее всего, его мать была такой женщиной, которая не обеспечила ему базовой защиты и безопасности. Будучи младенцем, он не мог отказаться от своей матери, зато теперь он вполне может развестись со своей женой. И очень жаль, что вместо того чтобы решать собственные проблемы, он пошёл по пути разрушения семьи.

Поэтому так важно — помнить. Чем упорнее вы будете стараться отталкивать от себя тяжелые воспоминания, покрывая их массой защит, тем труднее вам будет потом встретить их возвращение и тем труднее будет справиться с их силой. Не нужно терять контакт с этой болью, толкая её всё дальше и глубже в бессознательное, — когда все преграды и защиты благополучно рухнут, она всё равно охватит вас, уже слабого и уязвимого, с новой мощью. Ну, а если вы забыли о своём не совсем счастливом младенчестве, у вас есть отличный шанс его вспомнить! Это наверняка произойдёт в те дни и месяцы, когда на ваших руках будет расти малыш. И тогда, столкнувшись с тягостными эмоциями, не стоит пугаться, ведь это значит то, что пришло время с этим разобраться!

Лариса СвиридоваТекст записала: Ольга Шмидт

РЕКОМЕНДУЕМ ПОСМОТРЕТЬ:

Видеопроект «Хочу, чтобы ты родился» – истории пяти реальных семей, которые ждут появления на свет своего малыша.

26 КОММЕНТАРИИ

  1. Добрый день!!! Хотелось бы поделиться своей историей: родила здоровую девочку в 35 лет, кесарево, совершенно не проблемная беременность да и роды были не сложными, я работающая мама и “по правилам” с работы в роддом и также когда дочери исполнилось две недели, снова на работу! Ребенок желанный и запланированный но есть одно НО- детей не хотела, они меня раздражали всегдаи сейчас это чувство раздражения сидит во мне до сих пор!! Девочка моя красивая, умная но совершенный Мамсик, очень сильно привязана ко мне что меня как человека очень самодостаточного безумно бесит!!!! Нет времени на себя и этот постоянный хвостик не оставляет меня в покое ни на минуту! Я очень ее люблю и одновременно она меня раздражает. Я работала но вот уже три месяца как уволилась по сокращению и вынуждена сидеть дома. Это АД. Ей уже 1,5 года а мне до сих пор с ней просто Скучно!! Ловлю себя на мысли что я с бОльшим удовольствием бы помыла посуду, убралась в квартире но не проводила с дочерью. Никак до сих пор не понимаю самозабвенного счастья некоторых мам бесконечно играть и сюсюкать! Как это происходит? Как у них это получается? Что со мной не так? Я просто терпеливо жду когда моя дочь станет взрослее и я наконец буду получать обратную связь, но не уверена что это сделает меня счастливей.

    • Здравствуйте, Юлия! Так бывает с теми женщинами и мужчинами, в детстве которых было много психологических травм. Для того, чтобы не помнить о них и не страдать, такие люди, точнее их психика “отказывается от детства”. Они принимают только лишь свою взрослую часть, а детскую стараются забыть навсегда. Эти защиты настолько сильны, что такие взрослые настолько не хотят иметь с детством ничего общего, что не рожают детей ( осознанно или неосознанно, развивая в себе бесплодие). Вы, Юлия , скорее всего решились на материнство не потому, что хотели ребёнка. Вам видней Ваши мотивы, но обычно это бывает желание соответствовать социальным нормам. Ваша дочь, конечно вырастит и возможно когда-нибудь будет для Вас интересной, однако ей придётся сильно постараться для того, чтобы Вы её полюбили, а ведь любой человек мечтает о том, чтобы его любили просто так. Подумайте, может Вам стоит всё же поразбираться в себе? Для этого нужно обратиться к толковому психологу, и сейчас, когда Вы остались без работы и Ваше состояние обострилось настало самое удобное время.

  2. Лариса, я бесконечно благодарна за этот материал. Как верно заметила одна из мамочек – сложно найти понимание в теме испытания материнства как в обществе, так и понятно в Интернете. Вокруг сплошные восторги и мимими истории = основа устойчивого чувства вины и материнской несостоятельности.

    И мне тоже хочется поделиться своей историей. Героиня Вашей статьи – списана с меня, это точно ))) Детей я всегда воспринимала скорее как помеху на пути карьерного роста. Только спустя 11 (!) лет счастливого брака, мы с супругом “созрели” стать родителями. Всё это время я была убеждена, что не найдя для себя ответы на вселенские вопросы уровня “есть ли Бог?”, я вряд ли буду способна наполнить новую жизнь смыслом…

    Признаюсь, что рождение ребёнка стало для меня одним из текущих проектов. Сразу оговорюсь, что очень люблю дело, через которое я имею возможность реализовывать свои ценности. Конечно же, в лучших традициях “работающих мамочек”, в роддом я уехала из офиса, умудрившись со схватками провести ещё 2 совещания – так не хотелось мне разлучаться со своей командой.

    И вот появился Новый Человек. В эту же секунду я осознала, что с маниакальной страстью изучила всё, что касается беременности и родов, но совсем не знаю ничего о том, что будет после! Это было моё самое большое заблуждение (целе)полагать, что рождением проект закончится!!! К моему огромному сожалению и разочарованию, после родов я осталась без женской поддержки со стороны моей мамы, на которую очень рассчитывала. Несмотря на доверительные отношения, мама устранилась и на все мои вопросы помочь советом отправляла в интернет ((( Так как мы живём далеко друг от друга, то и перенять какие-то модели общения с малышом, не было возможности. Так, мы с мужем уже привыкли искать решения самостоятельно. Логично, что ребёнок – это наша ответственность, но внутренне мне очень не хватает маминой поддержки и в какой-то мере одобрения.

    Сейчас сыну 9,5 месяцев. Действительно, в критичные моменты я прямо таки кожей вспоминаю трудности своего младенчества, нехватку материнской нежности и ласки. Пока мне ещё сложно установить границы между своими и его интересами. С одной стороны, я вспомнинию боль от недостаточного внимания от матери в своём детстве. С другой стороны, без реализации своих рабочих проектов я истощена, во мне пустота и нет любви ни к жизни, ни к сыну.

    Ещё раз благодарю и за возможность высказаться!

    • Ольга, спасибо Вам огромное за то, что поделились своей историей! Мне очень хочется создать противовес тому, что сейчас происходит в интернете и в соц. сетях, хотя я и сомневаюсь, что это в моих силах! Однако, получая такие комментарии, я всё-таки надеюсь на то, что это возможно!
      Хочу сказать несколько слов и Вам, Ольга! Наше поколение получило страшную силу и власть над жизнью! Контрацепция дала нам возможность решать когда и сколько детей нам рожать. В результате, имея некие проблемы, мы получаем возможность “защитить” себя от сложностей материнства. И Вы, Ольга, долгие годы сублимировали свою материнскую энергию, ведь и рабочие проекты, и члены вашей команды – не что иное, как Ваши дети! Однако, в социальной жизни намного проще, чем в личной получить “дивиденды”, такие, как признание, успех, известность, или просто результат. С ребёнком всё не так: он растёт очень медленно, на этом пути у него бывает куча проблем, а его родители довольно быстро понимают, что от них мало, что зависит. Вот и хочется вернуться на работу, Ведь работа чаще ведёт к самоутверждению, а родительский труд призывает к смирению. Во многом Ваши сложности, Ольга, связаны, конечно с Вашей мамой, а может быть и с бабушкой. Что-то явно мешает ей любить и поддерживать Вас и своего внука! Но что же здесь поделаешь, сейчас такое встречается часто: слишком сильно искалечено наше общество в последнее столетие! Это наша судьба – иметь таких мам! Со всем этим можно и нужно разбираться. А также нужно получать поддержку от других “мам”, ведь взрослая жизнь хороша тем, что нам, в отличии от маленьких детей( которым нужна лишь единственная, их мамочка), подходят и другие материнские фигуры. Всего Вам, Ольга, самого доброго! Очень надеюсь, что наряду с этим материалом Вы посмотрели также и наш проект “Хочу, чтобы ты родился!”

      • Лариса, благодарю за Ваш комментарий. Вы так точно подметили про сублимацию и про “что-то мешает любить”. Я стала ловить себя на ощущениях радости от сына и наших отношений, но, вы только представьте!, то и дело ограничиваю себя испытывать эти чувства полностью! Спасибо огромное за эти слова, они добавили мне осознанности!

        Проект “Хочу, чтоб ты родился” очень крутой! Браво! Удачи Вам во всех начинаниях, Вы создаёте позитивную разницу в этом мире =)

        • Ольга, спасибо и Вам за комментарий! То, о чём Вы пишете очень важно для других женщин! Спасибо и за тёплые слова о проекте! Всего Вам самого доброго!

  3. Привязанность матери к ребенку заложена по природе, так же как и способность женщины к беременности и рождению, то есть регулируется не только бессознательными подавленными воспоминаниями, но и гормональным фоном. Если мы говорим, что болезненные роды-это распространенная патология, то и к непробуждению материнского инстинкта нужно относиться также.

    • Возможно, однажды на курсах подготовки к родам мы будем говорить о том, что если ребенок раздражает и недостает нежности к нему, нужно выделить себе несколько дней без домашних хлопот и провести их с ребенком, носить на ручках, играть, наблюдать за его ужимками, связать ему носки, наконец…

      • Страдание от этого уже означает желание что то поменять. Это можно сделать, следуя определенному типу поведения, позволяющему изменить себя. Сейчас его предлагают использовать,если ребенок отказывается от груди-я имею ввиду гнездование, когда с ребенком проводятся 24 часа в сутки. Думаю, нечто подобное можно использовать, когда мама отказывается от ребенка.

  4. Здравствкйте, Лариса! Всегда хотела написать Вам слова благодарности, за то, что Вы делаете, за ваш сайт, за эту статью в отдельности!!! Очень многое просто иногда “спасает жизнь”!Благодарю и девочек, которые пишут коментарии и делятся своими историями! Это невероятная помощь мамам! Моя история не сильно отличается от многих, но всё же…
    Очень ждали с мужем ребенка, и долго готовились морально и физически! Тренинги, специальные диеты, молитвы и многое другое… Чудо свершилось, у нас появилась девочка! и у меня начались тревоги, волнения, недоедания и недосыпания, бывало не расчесывалась и не принимала душ неделями. Муж, мягко сказать, был в шоке от этого! А у меня чувство вины и срывы. А еще эти страшные воспоминания из детства, о которых даже боюсь спросить маму, ни ужели это правда? Мне казалось я сходу с ума. Из уверенной в себе и очень общительной, я стала замкнутой, перестала со всеми общаться. Сейчас дочери 1 год и 9 мес, и мне очень жаль, что толтко сейчас, прочитав стать, я поняла, что такое возможно… Спасибо огромное! Жаль, что так масло официальной поддержки матерям! это бы спасло многие семьи!

    • Здравствуйте, Ангелина! Спасибо и за Ваш рассказ! Очень хочется, чтобы Вы перестали так сильно боятся детских воспоминаний и начали всё-таки разговаривать об этом с мамой. Ведь у маленького ребёнка своё восприятие мира! Он мал, слаб и не находит часто в себе сил для того, чтобы изменить то, что происходит вокруг. Но теперь Вы – взрослая, и возможно, услышав мамино восприятие того, что происходило в далёком прошлом Вы сможете по-другому взглянуть на это. И ещё: не стесняйтесь просить о помощи! Мне очень жаль, что до сих пор в нашей стране очень мало людей обращаются за помощью к психологам.

  5. Спасибо Вам, Лариса, огромное, человеческое спасибо за эту статью! В век интернета и гугла всемогущего я уже продолжительное время не находила ответ на свой вопрос – “Что делать, если меня раздражает мой маленький ребенок или я его не люблю”, а то что встречалось было больше похоже на брань и обличение.
    Я тоже никогда не хотела ребенка, вернее период затмения сознания был – я сама молила Бога о его рождении и всю беременность ждала. А потом глаза мои открылись и я поняла, что психически неустойчива и не в состоянии быть матерью, а кроме того и очень-очень инфантильна в своем уже не очень молодом возрасте. Я тяжело переживала период колик своего малыша, хоть они и были не ежедневными. Потом были проблемы с весом, моя мать упрекала и публично распекала меня (живем с моими родителями), что я виновата в недоборе веса в течение нескольких месяцев ребенка. Короче, для меня жизнь с ним стала чем-то похожа на ад. Эти прогулки, а потом и уход через силу, ну со вспышками любви и нежности, и, конечно, чувства вины.
    Что имею сейчас – сын 2,5 года расторможенный, он бегает на прогулке, выбегает на дорогу, дома кидает вещи (еду, тарелки, хлеб, который ест, потом поднимает и снова ест, цветы скидывает), мяч в люстру кидает, песком кидается, плюется на улице и дома в сторону людей – мы так никто не делаем в семье. В общем, я на пределе, его отец то живет с нами, то нет, там своя сложная ситуация, но он тоже не умеет сына контролировать и часто ходить после общения с сыном с расцарапанным лицом и даже деснами. Но в общем тайно и даже уже и явно, я начинаю хотеть, чтобы муж или свекра, но она живет оооочень далеко, забрал сына хотя бы на пару дней. И нашла еще, что таким матерям как я с неустойчивой психикой, которых шатает от любви до ненависти постоянно, уж лучше отдавать детей поскорее в сад к чужой тете, т.к. у той более ровный эмоциональный фон.

    Я боюсь, если пойду к психиатру, могут поставить на учет в пнд. Спать днем крайне трудно уложить, засыпает после еды иногда, наблюдаемся у невролога, но пропить курс лекарств не удается, т.к. очень часто болеет. Боюсь, из сада могут нас выгнать, т.к. ребенок очень возбудим, на слова мало реагирует.
    К слову сказать, мама часто жаловалась на меня в младенчестве, что я постоянно плакала ночами и им спать не давала, видимо, что-то беспокоило, а днем, чтобы справиться со мной, мама быстро-быстро вытаскивала меня на улицу. А от бабушки год назад я узнала, что оказывается, когда мне было где-то год и мама уже была беременна сестрой, папа подходил ко мне по ночам и бывало не выдерживал и шлепал меня, тогда дед с бабушкой забирали меня к себе спать в их комнату. ну и плюс к тому, наверняка у них часто бывали передряги, т.к. характеры тяжелые и жилье несколько раз меняли до моих 5 лет.

    • Ответ Ларисы Свиридовой:
      “Здравствуйте, Алёна! Спасибо Вам большое за Ваш комментарий! Я действительно считаю эту тему крайне важной и заслуживающей внимания. Это то, о чем бывает трудно и даже невозможно говорить, это то, что скрывают многие люди, а вместе с тем не стоило бы этого делать. Ведь открываясь и вместе с тем понимая, что для многих это является проблемой, женщина может осознать, что она только одна из многих, и оказывается, что это переживают и другие и решают это тем или иным способом. Когда это открывается, обсуждается и проговаривается, когда люди делят эту беду между собой, это всегда хорошая помощь!
      В Вашей ситуации мне бы хотелось сказать вот о чем – я думаю, что Вам всё же нужно обратиться за помощью к профессиональному психологу, потому что те вещи, о которых Вы рассказываете, на самом деле корректируются! Нет здесь какого-то неизлечимого диагноза! У Вас есть объективные проблемы, которые можно и нужно решать. И не стоит ставить на себе крест и говорить о себе, как о “матери с неустойчивой психикой”! Всё можно изменить, просто у Вас самой это не получается, как и у очень многих других людей в этом мире. И если у нас уже давно принято обращаться к врачам, когда у тебя проблема, то я очень надеюсь, что в скором времени и обращение к психологу тоже будет нормой. А сейчас настоятельно рекомендую Вам прибегнуть к помощи специалиста, потому что мне бы очень хотелось, чтобы Вы выбрались из такого самоощущения и получили от своего материнства намного больше радости.
      Кроме того, я думаю, что Вам нужно потрудиться и над своими супружескими отношениями, что тоже может Вам помочь стать более счастливой матерью!”

  6. Здравствуйте, Лариса! Моему первому сынишке скоро будет два года. Я его очень люблю, но временами просто ничего не могу с собой поделать – мне очень сложно выносить терпеливо его поведение и я срываюсь и кричу на него, иногда достается и по попе. Кажется, что он всё делает назло – умываться не хочет, а если умывается, то открывает сильно краны и расплескивает воду по всей ванной; умеет сам есть ложкой и вилкой, но при этом балуется, шлёпает ложкой по тарелке с едой и вся еда летит в разные стороны; когда гуляем, очень трудно увести его потом с детской площадки – капризничает, и всё в таком роде. Постоянно ходит за мной хвостом и не даёт толком ничего сделать. Головой понимаю, что это всё временно, но это меня не утешает, внутри всё кипит и хочет вырваться наружу. Через месяц у меня родится второй сын и я просто в ужасе, что я буду с ними двумя делать! Даже мысли появляются, что вторая беременность несвоевременна, раз я с одним ребёнком справиться не могу((( ругаю себя за это… Знаю, что, когда я была примерно в таком возрасте, мои родители уезжали в другой город примерно на пол года (хотели обосноваться там и потом перевезти туда и меня), а меня оставили на попечение бабушек, там же у них родилась моя сестра и вернулись они уже втроём за мной. Неужели это могло как-то повлиять на моё поведение и отношение к сыну сейчас? Или мне просто надо учиться терпеливей относиться к поведению сына, но как на это правильно реагировать я тоже не знаю – ругать или не обращать внимания?

    • Здравствуйте, Светлана!Ваши трудности очень понятны! В психологической литературе ребёнок от 1,5 до 3х лет называют иногда ребёнком-террористом! Многим матерям бывает трудно выдержать малыша этого возраста, тем более, что Вы беременны! Это время когда жадность агрессивность и неаккуратность считаются полной нормой! Это время выяснения вопросов власти! И всё это нелегко терпеть! Ваша детская история тоже может иметь влияние на степень вашей терпимости, но это уже вопрос на психотерапию. Если коротко, то я считаю, что Вам, Света, нужно больше времени для отдыха и это вопрос о том есть ли у Вас помощники! В любом случае, желаю Вам всего самого доброго! Успешных родов, здоровья Вам и Вашим деткам!

  7. Здравствуйте, Лариса! Читаю ваш сайт по утрам – для меня это залог хорошего дня и добрых отношений с сынишкой. Ему полгода, он первый, и мне, временами, очень сложно с ним! А легко не прошёл ни один день! И не знаю, почему так! Вроде и ребёнок-то не проблемней, чем у других.

    Сижу в декрете, дома по большей части одна, муж на работе, бабушки и дедушка приходят помогать – гуляют с сыном, а я тем временем имею возможность заняться кастрюлями. Испытываю трудности в общении с сыном. Больше всего беспокоит, что мне бывает непросто удержать его внимание. Например, читаю стишок, он послушает пару четверостиший и по своим делам уползает. Я часто чувствую себя деталью интерьера, потому что меня будто не замечает, особенно, когда кто-то пришёл к нему в гости (бабушки, дедушка). Часто кажется, что сын меня не любит, что я ему нужна только как еда, и то не очень любимая. Уговариваю себя, что любовь – это сложное чувство, что он ещё маленький, что мы с ним мало знакомы… Мне, бывает, кажется, что он из меня пытается вить верёвки плачем, я психую, злюсь, были даже ситуации, что я его шлёпнула по памперсу… Я этого очень сильно стыжусь! Винилась перед мужем, конечно, и просила у сына прощения. Иной раз прошу прощения у него за то, что я плохая мама, обещаю стать лучше, хоть наврядли он меня понимает. Причём позже, после того, как мне померещилось, что он рёвом пытается чего-то добиться, оказывается, что его реально что-то беспокоило, вот он и плакал. Выходит, это я его не люблю?.. В общем, не могу сказать, что чувствую себя счастливой в материнстве. Иногда очень хочется нанять няню и спрятаться на работе.

    Безусловно бывают моменты, когда всё хорошо, он смотрит на меня, его глаза светятся, а у меня всё внутри поёт. Может, это нормально, что так не каждый день? Нормально ли, что бывают и мрачные дни, когда просыпаешься с плохим настроением, и будто всё плохо, делаешь всё на автопилоте или вообще сидишь и ничего не делаешь?..

    Пыталась разузнать у мамы, как у неё со мной было, чтобы понять, может, где-то есть корни моей агрессии. Но она обтекаемо говорит, что всё было в целом хорошо и со мной, и со старшей сестрой, ведь она так сильно хотела детей (первый у неё умер в род. доме), и знала, что будут трудности, а они были, но она преодолела. Когда пытаюсь заговорить о моих переживаниях и проблемах в общении с ребёнком, она обвиняет меня в том, что у меня материнский инстинкт не доразвит… Интересное совпадение у нас с ней, кстати! У неё пропало молоко, когда мне было 3 месяца, и меня стали кормить смесью. А у меня случился мастит, когда сыну было 3 месяца, и он стал от груди отказываться в пользу бутылочки (в ней сцеженное из больной груди молоко давали). Отучили от бутылочки с боем, конечно, но ГВ – вообще для меня пытка: молоко литрами, ребёнок ест без желания, кусочничает, одну грудь ест, вторую пинает, приходится сцеживать, чтобы не допускать застоя, а он всё равно регулярно происходит, причём обязательно сначала у меня “припадок”, что всё плохо да не так и жизни-то я не рада и какая я несчастная и плохая мама, и в тот же день вдруг начинает болеть грудь, оказывается в ней колтуны несцеживаемые (пью валериану, чтобы снять спазм и сцедить).

    • Здравствуйте, Мария! Спасибо Вам за такое подробное и искреннее описание вашей ситуации. Думаю, что самая большая Ваша проблема – это идеализированная картина материнства! Откуда Вы взяли, что ребёнок обязан Вам всё время улыбаться и радоваться? Вы описываете нормально развитого полугодовалого малыша, которому намного больше нравиться ползать, чем слушать стихи! И мама ему нужна лишь тогда, когда ему нужна помощь в удовлетворении физиологических потребностей! И это полная норма! Нельзя ждать от шестимесячного ребёнка взрослой зрелой любви! Да и понимание любви в нашем обществе сильно искажено. Вы хотите от своего сына привязанности? Восхищения? Эмоциональной зависимости? Очень часто именно это называют любовью! Мария, Вам будет интересно посмотреть мой курс “Воспитание до года http://mamalara.ru/vospitanie-rebenka-do-goda-videokurs/ и вебинары, посвященные формированию способности любить http://mamalara.ru/webinars/. Из статей, доступных для бесплатного просмотра обратите внимание на “Идеальную мать” http://mamalara.ru/article-1/.
      Особенно меня расстроило в Вашем рассказе то, как реагирует на Ваши признания Ваша мама! Ведь ей, как это не странно прозвучит, в уходе за вами с сестрой “помогал” трагический опыт потери первого ребёнка. Чувство вины, понимание ценности жизни, осознание того, что детей можно потнрять – всё это сильно меняет женщину и её отношение к детям! И не всегда всё это приводит к хорошим последствиям в воспитании. Как одно из таких последствий – Ваше стремление жить идеализированной, а не обычной, полной ошибок жизнью! Всего Ва самого доброго! Следите за анонсами: осенью я планирую выпустить новый курс по детской психологии.

  8. Спасибо прекрасному специалисту за статью! Интересно, полезно! Мой второй ребёнок был очень долгожданным, т. к. первый слишком рано покинул нас… Поэтому с первой минуты появления его на свет были только радостные ощущения! Все проблемы решаются с любовью и терпением. Очень верно замечено, что нельзя заталкивать свои переживания (горя, в частности) в долгий ящик бессознательного. Считаю, что пережила своё горе правильно, поэтому быть мамой для меня приятно и легко, несмотря на свои трудности!

  9. Здравствуйте, Лариса! Я под большим впечатлением от прочтения ваших статей. особенно меня воодушевили ваши слова: “Я беру на себя смелость утверждать, что ни здоровье, ни характер, ни будущее счастье малыша не зависят от вашего желания или нежелания его вынашивать и рожать”. Сейчас столько много разной информации, что постоянно чувствуешь себя виноватой по отношению к ребенку, всегда думаешь, что у всех спокойные дети, а вот у меня…. я внимательно читаю ваши материалы, но как на практике что-то изменить? посещать специалистов? а как понять, что что-то не так, и что надо идти… Моему сыну 3 года и ни один день мне не дался легко, иногда я сама себя называю искалеченной матерью. Ребенок меня так злит! я проговариваю свои чувства, говорю ему, что люблю, даже когда ругаюсь, но это просто как припарки мертвому. Разве может специалист помочь полюбить своего ребенка полной душой? одно мое желание – скрыться на необитаемый остров, а ребенка спихнуть куда угодно, но тут же как подумаю, что скоро на целый день на работу выходить, а ребенок без меня будет – мурашки по коже. У меня и вопроса четкого нет – просто страшно бывает от своих мыслей, когда материнство так не в радость, и каждое счастливое мгновение и умиление тут же испаряется при постоянном нытье ребенка.

    • Здравствуйте, Юлия! Ну наконец-то! Хоть у кого-то прочитала, что ребёнку 3 года, а он все ещё злит свою маму. Значит я все-таки не одна такая. А то в основном пишут, что тяжело первые месяцы, а потом установится легче и мамы становятся счастливыми и радостными. Мне до сих пор тяжело психологически, морально управляться со своей дочерью. Кажется, что она делает все мне на зло, чтобы довести меня. У нас проблема с авторитетом мамы в семье. Мама – это прислуга. А как стать авторитетом для детей – очень сложный вопрос. И про то, что Вам хочется спихнуть ребёнка куда-нибудь, а самой уехать, очень Вас понимаю. Сама грешу такими мыслями. Причём постоянно. Ну, а чувство вины – мой постоянный спутник по жизни и не только с детьми. Юлия, надеюсь Вас хоть немого утешит, что Вы не одна такая в своих мыслях и желаниях относительно ребёнка. Лариса, статья замечательная и интересная. Очень рада, что Вы её написали.

    • Ответ Ларисы Свиридовой:
      «Спасибо, Юлия, за Ваш комментарий и за Вашу искренность! Написав такую статью, я как раз и ожидала, что женщины будут делиться такими сложными, тягостными, иногда вызывающими стыд и вину чувствами.
      Что касается Вашей ситуации, то я считаю, что быть с такими чувствами один на один уже три года — очень тяжело, и именно поэтому нужно обращаться за помощью к психологам, чтобы хотя бы разделить эту тяжесть, хотя бы чуть-чуть с ней поделиться. Точно могу сказать, что в таких ситуациях, когда действительно как, например, у Вас трехлетний ребенок ни дня не оставляет без тяжелых чувств, это, скорее всего, всё же не относится к Вам лично — вероятно, это история прежних лет — Вашей мамы или бабушки. С этим нужно поразбираться, чтобы немного снять нагрузку с Вас, потому что очень грустно, что Вы испытываете столько негатива в Вашем материнстве.
      Но еще нужно сказать, что чувство вины — это очень вредное чувство в первую очередь для ребенка, которого родители таким образом очень сильно портят! Это чувство внедряется в воспитательный процесс, из-за чего мамы и папы иногда становятся непоследовательными, не могут запретить ребенку того, что запретить действительно нужно, не могут дать ему что-то полезное из-за того, что их постоянно разламывает это чувство вины.
      Я думаю, что Вам, конечно, нужна индивидуальная помощь, а не просто мой ответ (он, наверное, мало что даст), но Ваши чувства мне понятны и лично по-матерински, и с профессиональной точки зрения, я знаю, что многие женщины страдают от подобных чувств и переживаний. Вам мне бы хотелось пожелать рожать еще детей! Ведь все дети очень разные: они вызывают неодинаковые чувства у родителей, и именно многодетность дает возможность в полней мере получить опыт материнства.
      Думать, что ко всем детям Вы будете относиться точно так же — неправильно, потому что часто первый ребенок рождается, как многие говорят, учителем для своих родителей. Он достает мамины индивидуальные сложности, а потому с ним очень тяжело. И оставить в своем понимании материнство только такого плана, оставить только такого ребенка — это, конечно, подписать себя под тяжелую жизнь. Рождение других детей позволит получить более широкий опыт и понимание, что какой-то ребенок рождается в утешение, а какой-то — в испытание. Поэтому не ограничивайте себя! Желаю Вам не останавливаться на таких тяжелых чувствах, с которыми нужно просто разбираться: хоть Вы и с большим сомнением и недоверием пишете, «Разве может специалист помочь полюбить своего ребенка», я могу сказать, что, в общем, может. Он может помочь осознать те чувства, которые мешают любви: я не думаю, что в Вас нет любви, просто есть тяжеленные эмоции, которые перекрывают поток этой любви. И эта тяжесть, скорее всего, не совсем Ваша: ее нужно как-то уменьшить и снять, и именно в этом и помогают психологи. Всего Вам доброго!».

  10. Лариса, спасибо большое за ответ! Он меня успокоил и приободрил, буду стараться найти слова и подход к своей маме и доче( ей сейчас 8 лет) буду больше рассказывать. Еще раз спасибо! Моя мама с моим отцом рассталась до или сразу после моего рождения, мне точно никто не говорил, а потом растила меня бабушка, поэтому предполагаю, что эмоций было много. Как все таки сложно смиряться с судьбой и не негодовать на нее…

  11. Очень интересная статья, заставляет о многом задуматься. Правда в моей ситуации узнать каковы были чувства матери при моем рождении трудно-она не хочет говорить об этом, видимо ей самой больно. А мне хотелось бы знать – все обстоятельства моего появления на свет. Интересно, что старшая доча у нас стала периодически спрашивать как она родилась, как мы её ждали, видимо ребёнку это важно знать.

    • Ответ Ларисы Свиридовой:
      “Здравствуйте, Мария! В Вашем комментарии нет вопроса, но мне захотелось ответить, потому что Ваш отклик первый, а мне очень жаль, что к этому материалу пока не было никаких отзывов! К сожалению, Вы не написали возраст Вашей старшей дочери, но на самом деле любому человеку важно знать, как он родился. На мой взгляд, это поиск психологической опоры: каждый ребенок хочет найти одну-единственную правду, получить хорошее известие о том, что родители, которые дали ему жизнь, любили друг друга и хотели его рождения. Каждый ребенок хочет услышать о родительской любви в тот момент, когда он родился, о том, сколько радости и счастья они испытывали в это время. И понятно, что это та почва, на которую ребенок встает и отталкиваясь от которой, потом начинает двигаться.
      Да, истории бывают очень разные, но иногда причина, из-за которой мать не хочет делиться со своими ребенком, не является по-настоящему большой проблемой или какой-то тяжелой, деструктивной ситуацией. Мне всегда очень жаль, когда люди, так же, как и Вы, не могут узнать правды о своей новорожденности, потому что там часто бывает обычная человеческая история, из-за которой мама по какой-то причине испытывает сложные чувства (например, вины или стыда, или это огромная обида). Но что тут поделаешь? Бывает и так. Здесь нам остается только быть более открытыми с нашими детьми. Мне, например, только через 20 с лишним лет пришло в голову рассказать своей старшей дочери о том, что происходило в роддоме, когда мы с ней там лежали, – это не касалось ее и не касалось моих чувств к ней, но для нее эта история оказалась ценной. Так случилось, что у моей соседки по палате родился очень тяжело больной ребенок с непонятным диагнозом, и она была в жутком стрессе, который распространялся и на меня (все 5 дней, которые я лежала в роддоме, эта ситуация мешала моим отношениям с дочерью). И это тоже, на мой взгляд, повлияло на наши первичные базовые отношения, которые могли бы сложиться совсем по-другому, но мне не приходило в голову рассказать ей об этом. Иногда матерям кажется что-то неважным и ненужным, они могут просто не осознавать этого. Да, от этого никуда не уйти.
      Вполне возможно, что у Вас не находится правильных слов, чтобы отыскать подход к матери, но надеюсь, что Вы всё-таки услышите историю о своем рождении! Всего Вам самого доброго!”

НАПИШИТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here