Роды во Франции. Часть 2

6

Мы продолжаем рассказ «Роды во Франции». Первую его часть вы можете прочитать здесь.

Rody-vo-Francii7

Вернувшись домой, я не знала, что делать. Есть не хотелось вообще, в туалет тоже. Сидеть было уже тяжело, оставалось бродить из угла в угол и разговаривать с малышкой. Я попросила Пьера все-таки съездить в больницу, так как выделения стали совсем странного цвета. Хотелось убедиться, что все в порядке.

Практически ничего не взяв с собой (забыли папку с документами и мой родильный чемодан со всеми вещами), мы поехали в больницу. Ехать до нее – минут пятнадцать. Было около семи или восьми вечера.

В больнице на тот момент находилось много рожениц и мало персонала. Мы ждали. Потом нас отправили на мониторинг. Не знаю, как это называется по-русски, в общем – на запись ритма работы сердца малышки.

На кровати, полулежа, пережидать тянущие посылы было сложно, но когда я решила расслабиться и отпустить, то начала течь – отошли воды. Малышка была в норме, но воды были зелено-коричневого цвета, что не всегда хорошо. Обычно это значит, или ребёнок внутри покакал, или что-то идёт не так…

Медсестра сказала: “Поздравляю, воды отошли, но раскрытия нет. Либо езжайте домой и возвращайтесь позже, либо мы дадим вам комнату в отделении уже родивших, и там вы будете ждать хорошего раскрытия шейки матки. Однако длиться это может долго, поскольку ребенок у вас первый». Я решила остаться под контролем медицинского персонала и никуда не ехать.

Rody-vo-Francii9

Медсестра спросила наши документы, то есть мою карту крови. Когда выяснилось, что мы все забыли дома, сказала, время на это еще есть, и повела в комнату. Мы поднялись в другое крыло поликлиники. Обычно за отдельную комнату надо доплачивать по 50 евро за ночь. А так – дается комната на два человека, поэтому мы старались там не особо располагаться.

И началось – все сильнее и сильнее давило внизу живота. Боль как бы знакомая и вполне переживаемая, но надо было найти позу, в которой пережидалось легче. Я дышала то собачкой, то задуванием свечи, то через пение буквы О или А (мне помогало А) и раскачивалась с бёдра на бедро. Схватки усиливались, а интервал между ними уменьшался. В общем, все происходило, как говорилось в лекциях.

В какие-то моменты схватки были очень частыми, и я не успевала даже передыхать между ними, это выматывало. Никакое дыхание уже не помогало, хотелось даже иногда кричать – так сильно тянуло и пульсировало внизу. Фитболл – я пробовала – мне не помогал, так как было больно сидеть и сгибаться, что-то мешало, оставалось только опираться на кровать, стул, стены.

Несколько раз вызывала медсестру, просила меня осмотреть и сказать, на какой стадии мы находимся. Она говорила, что все идёт хорошо, шейка потихоньку раскрывается, но ещё рано для родильной палаты. Пьер пытался мне помочь массажем спины и ещё чем-то, но этим только мешал, и в итоге лёг подремать. Так мне было даже легче.

Я приняла душ (постояла под горячей водой), это действительно расслабляет, но ненадолго. Старалась концентрироваться на ребенке, а не на боли, однако сделать это было очень тяжело. Естественно, понятия не имела, сколько прошло времени. Мне было все равно. Каждые 30 минут я принимала гомеопатические гранулы.

Когда в очередной раз пришла акушерка, то предложила ввести мне какой-то безобидный раствор, расслабляющий мышцы. Я даже не дослушала, что она там про него рассказывала, и, как наркоман, сразу сказала: «Да, хочу!».

А вообще я пожалела, что не записалась на классы дыхания и расслабления . Оказалось, продышать боль – дело тяжелое, представлять раскрывающийся бутон розы, лепесток за лепестком – тоже тяжко, концентрироваться на малышке и успокаивать её, что все хорошо, и мы скоро встретимся, – так же не всегда удавалось. В итоге мне помогали слова let it go! И вот я, как солистка из мультика, напевала let it go! И relax, relax, relax…

Каждый раз, когда я ложилась на кровать, чтобы мне измерили давление и проверили раскрытие, все моё тело просто тряслось в судорогах от напряжения. Может, это и звучит страшно, но на самом деле вполне переживаемо. Да, боль немного выматывает под конец, от нее устаешь, но, полагаю, эта не такая боль, как если бы, например, мне что-то отрезали без наркоза.

Когда я уже решила, что все, больше терпеть сил нет, то опять вызвала акушерку и спросила, на какой мы стадии. Она сказала, все раскрывается хорошо, и сейчас 5 см. Я уточнила, максимальная ли сейчас боль или будет еще сильнее. Она ответила, что мы на середине. Я уже готова была согласиться на перидурал…

Акушерка предложила подождать еще немного, пояснила, что сейчас пойдет готовить родильную палату для естественных родов, а мы пока можем принять горячий душ вместе с Пьером. Он должен массировать мне поясницу и поливать водой. Я обмолвилась, что хочу покакать, но она, видимо, не услышала. Ну, мы и пошли в душ.

Rody-vo-Francii10

Там, встав в угол и опершись на поручни, я почувствовала небольшое облегчение. Однако все ещё хотела какать, и сдерживать это желание было даже больнее. Пьер предложил мне сесть на унитаз, что мне показалось нереальным. И я начала выталкивать, как при хорошем запоре. Пьер засомневался, то ли делаю, но остановиться я уже не могла: чувствовала, что вот-вот оно выйдет, и мне станет проще рожать дальше. Под струями горячей воды это было даже приятно.

Пьер решил посмотреть и предупредил, что там все расширилось. Я стояла, закрыв глаза и немного приседая на каждое выталкивание, потом расслаблялась, когда отпускало на пару секунд. Пьер позвонил акушерке. Та сказала, что будем спускаться в родильную палату, и уточнила, могу ли идти сама или прикатить коляску. Я сказала, что не могу никуда идти и вообще сдвинуться с места. Я опять начала тужиться – и тут Пьер, увидев головку, закричал акушерке. Пока та бежала, я сделала последнее усилие, и – вот она!!! Хорошо, что муж был рядом и поймал дочку!

Прибежавшая акушерка обалдела: стою я, а Пьер держит малышку. Все сразу примчались, схватили полотенца, простыни… Открываю глаза – всё и вся в крови … Меня положили на пол и дали ребёнка – она была такая тёплая и скользкая и просто спокойно посапывала. Мы подождали минут пять, и нам предложили перерезать пуповину, так как на полу в душе было достаточно холодно и мне, и ей.

Rody-vo-Francii6

К сожалению, роды с рождением ребёнка не заканчиваются. Внутри остаётся плацента, которую тоже надо родить, но это легче. Конечно, тоже нужно немного потрудиться – и вот она вылетает. У меня плацента вышла полностью, и медсестра спросила, хочу ли я её рассмотреть. Я отказалась, но на этом все не закончилось.

Я уже было расслабилась и решила, все – теперь кайф. Но нет. Оказалось, что немного порвалась, и, по правилам поликлиники, они не могут не зашивать. Опять переживать боль я не была готова, но пришлось. Опять дышали… Однако это была уже другая боль – боль, когда тебя колют иголкой.

На мне лежала Аполин, рядом был Пьер, который фокусировал моё дыхание и дышал вместе со мной. Вообще, очень помогает, когда во время родов рядом с тобой находится человек, который фокусирует твоё внимание на правильном дыхании, который говорит, что вот чуть-чуть, что эта схваточка прошла, что все раскрывается, что скоро все пройдёт, что малышка готова выйти и прочее. Поэтому роль частной доулы или акушерки в этом плане просто бесценна. А вот мужья не всегда знают, что делать и чем помочь. Пьер не знал тоже.

Хочу посоветовать: пусть рядом будет мама, подруга, которые прошли через роды и знают, что говорить, как фокусировать и успокаивать роженицу, как помочь ей расслабиться и быть уверенной в том, что все проходит замечательно. Ведь эту боль и эти схватки пережить реально, я даже как-то умудрялась болтать и рассуждать. Но не знала, когда все закончится, и это очень выматывало.

Простые слова поддержки, что ещё немного, что больнее уже не будет, принесли бы мне радость и дали силы проживать все дальше.

Первое, что я сказала, когда родила: «No more babies in next 3 years!» и «Ohhh, she is so ugly!». Да, новорожденные дети не очень красивые…

Когда акушерки спросили, как зовут малышку, мы с Пьером не смогли ответить, потому что этого ещё не решили. Они засмеялись, мол, странно, что вы до сих пор не определились, ведь у вас было 9 месяцев! А номер у малышки был 106.

Rody-vo-Francii5

В следующие два дня к нам заходили разные врачи и акушерки, чтобы проверить меня и ребёнка. Все они спрашивали, не мы ли это рожали в душе, и шутили, что готовы принять папашу в ряды акушеров. Я была приятно удивлена сервисом в больнице и тактичностью персонала: всегда советовали, как поступить, но не давили – проговаривали, что это мой личный выбор, что это наш ребёнок и нам решать.

Пробыли мы в поликлинике четыре дня, и каждый из них был радостным, всякий раз с ностальгией вспоминаю этот период. Первые две ночи Пьер был с нами, потом, по правилам заведения, папа оставаться на ночь уже не мог. Кстати, мы так и остались в одиночной палате и за неё не доплачивали.

Рядом с кроватью всегда был пульт, регулирующий освещение в комнате, мою кровать и ставни на окнах. А еще была заветная копка для вызова персонала! Нажать на нее можно было в любой момент: если ребёнок плачет, и я не знаю, что с ним делать; когда что-то понадобилось (даже просто стакан воды). Помощь долго ждать не приходилось, персонал всегда был вежливый и тактичный.

Комнату мы покидали только тогда, когда нужно было купать малышку или чтобы попасть на приём педиатра. Все остальное время доктора приходили к нам в палату сами. Никаких очередей или шума.

Кормили вкусно и большими порциями, я наедалась и оставляла мясное мужу. Ему тоже приносили еду в комнату и просили за час все съесть. По вечерам предлагали чай для лактации.

На второй день после рождения Аполлин нас спросили, хотим ли мы её купать. Если да, то можем прийти в комнату для купания на водные процедуры. Не долго думая, я отправилась туда в казенном халате (для меня тогда это была самая удобная одежда) и увидела других мамочек в джинсах, милых кофточках и платьях, причёсанных, возможно, даже немного накрашенных. Я медленно повернулась к мужу, сказала, чтобы начинал купать дочку без меня, и бегом бросилась в свою комнату переодеваться и причесываться.

Позже, в той же купальной, я встретила девочку, с которой вместе ходили на классы акваэробики. Мы, конечно, обсудили роды друг друга, и она спросила, как мы назвали дочку. Но тут со мной что-то произошло, как будто туман в голове, вдруг поняла, что не помню, как мы её назвали. Что-то крутится, а сказать не могу. Так и замерла на пару минут. Все в комнате засмеялись. «А… Что-то на А», – выдала я. Одна из акушерок меня успокоила, объяснила, что это вполне нормальное состояние.

И действительно, в последующий месяц я иногда “забывалась”, могла накупить кучу печенья, а потом удивляться, что все это набрала именно я, или перепутать день приезда гостей. В общем, Пьер часто смеялся надо мной.

Кроме того, плохо заживали швы, было больно сидеть. Поскольку меня зашивали в палате без хорошего освещения, акушерка в одном месте промазала и не захватила разрыв, поэтому эта часть безумно болела. Позже мне посоветовали прикладывать порошок медицинской белой глины, это ускорило процесс заживления и даже сняло боль.

В поликлинике нас научили, как ухаживать за ребёнком. Спросили, не нужна ли мне психологическая помощь, выяснили, будет ли кто-нибудь помогать по возвращении домой или нет. Консультант по ГВ научила правильно прикладывать малышку, проконсультировала и рассказала об особенностях ГВ. Так же выписала мне направление на молокоотсос (его можно не покупать, а просто бесплатно арендовать под залог в 200 евро).

А еще во Франции поликлиника предоставляет памперсы, кремы, ватные салфетки, витамины и прочие необходимые вещи для ребёнка и прокладки для мам. Вы можете забрать с собой уже открытые пачки и, кроме того, получить направление в аптеку на все необходимое. То есть до родов я не знала, что будет нужно, и даже ничего не покупала, мы все приобрели уже после. Это было очень удобно.

Выписавшись из больницы, мама и малыш могут обращаться в специальный центр, который есть в каждом регионе Франции. Здесь можно взвешиваться, консультироваться и задавать любые вопросы. Для меня это стало палочкой-выручалочкой, так как ребенок первый, и я просто не всегда уверена, что все делаю правильно. К тому же у малышки начались колики, из-за них она стала плохо спать, часто просить грудь и прочее. Сначала меня это сводило с ума, все казалось, что дочь болеет чем-то серьезным. В ПМИ центре работают замечательные консультанты, они объясняли мне, что все нормально и все пройдёт. Колики у нас ещё не прошли, но стало легче и морально, и физически, так как я обрела большую уверенность в себе и своих действиях.

Вот так 11 февраля в 4:05 утра и родилась наша дочка Аполлин (3,75 кг и 49 см) абсолютно здоровым ребёнком. Всем спасибо! И рожайте в радости, все не так страшно!

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Я рожала первого ребенка во Франции. По моим данным, там 98% родов проходят с эпидуралкой. Когда я спрашивала на консультации в роддоме можно ли отказаться врачи делали круглые глаза “а зачем? Все так рожают и вы сами того же попросите”. В результате да, не выдержала и попросила. Также роды во Франции очень медикамезированные, все в потоке на скорость, действительно. Мы госпиталь выбирали ближайший, да и когда я приехала во Францию в 7 месяцев госпиталь там выбирать уже поздно, идешь куда возьмут. В моем душа-ванны не было. Ребенка вытащили вакуумом. Я 3 раза поужилась, один раз получилось, 2 последующих нет, больше мне попыток не дали. Я рожала с мужем, он тоже не был подготовлен, но я была рада, тк мне оказалось важно ощущать рядом руку, в которую можно вцепиться. Персонал надо сказать в госпитале очень доброжелательный и отзывчивый, к груди прикладывать учат. Но потом гв нигде не поддерживается. В послеродовой палате проходной двор из посетителей. Все в пальто и сапогах, руки мыть не принято, к соседке даже её старшие дети ходили, хотя вроде как по крайней мере это запрещено.
    После родов 2 раза на дом приходит акушерка, смотрела меня и ребенка взвешивала. Патронажа, как в России, не сущетсвует. С ребенком до месяца ходили в ПМИ, а потом уже к женералисту (его правильней назвать врач общей практики). Врача на дом вызвать нельзя в принципе. С гв были проблемы, врачи говорили – ну переводите на смесь, покорили месяц уже достаточно.
    Все это, и не только это, для меня было большим стрессом. Второго ребенка родила 2 месяца назад в России. Не скажу, что все прошло идеально, но для меня гораздо комфортней.

  2. Да, Слава Богу, что супруг был рядом, и что не растерялся! Не зря ему предложили присоединиться к команде акушеров!:-) … И мне кажется, что это еще раз подтверждает пользу партнерских родов хотя бы при первых родах! Я также не представляю себе своих первых двух родов (особенно первых, самых сложных) без мужа, и только при третьих, когда уже я была совершенно иначе подготовлена, я рожала сама – не было возможности оставить детей с кем-то (но с очень хорошей акушеркой) без страха.

  3. Екатерина, спасибо Вам большое, что поделились вашей невероятной историей!:-)
    Я тоже очень люблю Ларису Свиридову и ее сайт, который проштудировала вдоль и поперек ко своим третьим родам (раньше не знала о нем), также во Франции. Первые мои роды прошли в Версале, вторые в Сан-Мало и третьи 2 месяца назад в Рэдон (Бретани), все без перидюраль, и только при третьих мне не нужно было за это бороться, да и еще была возможность рожать в т.н. “саль натюр” (с ванной с теплой водой которая невероятно эффективно обезболивает схватки и ускоряет родовую деятельность), поэтому понимаю очень хорошо Вашу ситуацию… И представляю какой это было бомбой для персонала 🙂 Только теперь, имея первый опыт, Вы уже знаете признаки потуг 🙂 и искренне желаю Вам успешных и радостных последующих родов (в salle nature!:-))! Здоровых деток Вам, Любви и мира в семье! Ангела Хранителя!

  4. С большим интересом прочла вашу историю! У вас очень бесстрашный и отзывчивый муж, настоящая опора- с таким можно ничего и нигде не боятся, и я рада за вас, что вы нашли такого, хоть и в другой стране. Растите большими и здоровенькими!

НАПИШИТЕ КОММЕНТАРИЙ